Железный век на Урале

 

Железный век Урала делится на две стадии – ранний и поздний железный век. Переход от одной стадии к другой (IV в. н. э.) определяется появлением большого числа изделий из железа и началом такого процесса, как Великое переселение народов.

На стадии раннего железного века (VII в. до н. э. – III в. н. э.) на Урале обитают различные по уровню развития, антропологической и языковой принадлежности племена, впервые освоившие металлургию железа и стоящие на грани перехода к началу разложения родовой общины. В степной зоне – это европеоидное население, принадлежавшее к североиранской ветви индоевропейского языка, в лесостепи, тайге и тундре – финно-пермское (Приуралье), угорское и угро-самодийское (Зауралье, Западная Сибирь).

В VII-IV вв. до н. э. на Южном Урале завершается процесс образования савроматского населения, Южный Урал стал составной частью большой скифо-сарматской историко-культурной зоны. Основное значение в культуре сарматов имело овцеводство и коневодство. Отмечаются признаки, указывающие на пережитки матриархата в родовом строе сарматов: в части курганных погребений женское захоронение обычно является центральным, встречаются также погребения женщин-стрелков из лука, женщин – жриц. Идет имущественное разложение и социальная дифференциация: в местности Пятимары в Оренбургской области обнаружены курганы сарматской знати – вождей и дружинников.

Лесостепные территории юга Западного Урала в I тыс. до н. э. заняты племенами кара-абызовской культуры (по городищу Кара-абыз у г. Уфы). Жители этих племен занимались главным образом скотоводством и охотой. Их культура развивалась под сильным влиянием сарматских племен.

В лесном Прикамье в VIII-III вв. до н. э. обитали племена ананьинской культурной общности (по могильнику у д. Ананьино близ Елабуги). Ананьинцы являлись далекими предками пермских народов (коми, удмуртов) и говорили на различных диалектах общепермского языка-основы. Основные памятники ананьинской культуры на территории Прикамья - Першинский, Ананьинский, Оханский, Скородумский могильники, Гремячанское поселение-святилище. Хозяйство ананьинских племен было комплексным, при ведущей роли мотыжного земледелия и домашнего скотоводства. Ананьинские могильники показывают резкую дифференциацию внутри ананьинского общества. Встречаются богатые погребения вождей, воинов, и бедные безынвентарные погребения, иногда трактуемые как погребения патриархальных рабов.

К III в. до н. э. на основе ананьинского круга памятников складываются две культурно-исторические общности: гляденовская (на севере) и пьяноборская (на юге). В это время формируется пушной торговый путь, связывающий цивилизации юга, скифо-сарматский мир и таежные общества Урала-Сибирского региона. С этого времени пушная торговля становится главным фактором имущественной и социальной дифференциации лесных сообществ.

В религиозно-мифологических представлениях местных племен происходят изменения, выразвишиеся в формировании пермского звериного стиля в металлической пластике. В Среднем и Северном Прикамье появляются большие и малые культовые центры – так называемые костища. Гляденовское, Юго-Камское, Гаревское костища.

На стадии позднего железа в регионе завершается разложение первобытного строя. Этому способствовали массовое освоение производства железа, переход к пашенному земледелию в Приуралье и многоотраслевому хозяйству в Зауралье, интенсивное развитие торговых связей. Развитие новых форм хозяйства привело к распаду рода как единого хозяйственного коллектива. Основной экономической единицей становится патриархальная семья. Процессы осложнялись политическими событиями на Юге Урала – Великим переселением народов. Кочевники Центральной Монголии в IV-V вв. прошли по уральским степям в Причерноморье и далее на юг Европы. Степи Урала послужили своеобразным коридором, по которому вслед за гуннами проследовали авары, сарагулы, савыры, печенеги, огузы, кипчаки. Шло становление новых этнических образований. По этническому составу мигрирующие группы были разными: угры, венгры, тюрки, самодийцы, палеоазиаты.

Близкие по хозяйству и этнической составляющей ломоватовская и неволинская археологические культуры(V-IX вв. н. э.) сформировались на территории Верхнего Прикамья на основе мигрировавшего из Среднего Прикамья финно-пермского населения гляденовской археологической культуры и (по разным данным) либо пришедшего из лесостепной зоны Зап. Сибири угорского населения, либо сарматского населения. Территория распространения ломоватовской культуры – от широты Перми и устья р. Чусовой до истоков р. Камы и ее притоков, неволинской – Западное Приуралье (Сыдвенско-Иренское поречье). Хозяйство ломоватовской и неволинской археологической культур имеет комплексный характер: подсечное земледелие, пастушеское скотоводство, охота, собирательство, рыболовство, бортничество. Наблюдается резкий подъем ремесел, в том числе металлургического производства. Дальнейшее развитие получают гончарство, костерезные промыслы, ткачество, прядение.

Известно более 200 памятников ломоватовской археологической культуры, среди которых выделяются Кудымкарское, Лаврятское и Назаровское городища, Зародятское, Коновалятское и Патраковское селища, Деменковский, Каневский и Митинский могильники. Крупнейшие памятники неволинской археологической культуры – Верх-Саинское, Ермаково, Кунгурское городища, Бартымские селища, Бродовский, Верх-Саинский, Неволинский могильники.

Находки на памятниках этих культур культуры представлены украшениями, в том числе металлическими височными, шумящими и нешумящими подвесками, браслетами, пряжками, накладками, пронизками, гривнами, ожерельями и т. д. бусами различной формы и материала; оружием, в том числе железными и костяными наконечниками стрел, железными наконечниками копий универсальными и боевыми железными топорами, однолезвийными или двулезвийными мечами; элементами конской сбруи – стременами, удилами, железными пряжками; предметами быта и орудиями – костяными гребнями и иглами, глиняными пряслицами, железными кресалами, мотыжками, сланцевыми точилами, скобелями и т. д. Массовой находкой на городищах и поселениях ломоватовской и неволинской археологических культур является глиняная посуда. Преобладают приземистые круглобокие профилированные чаши, встречаются также миски и сковороды. Орнаментация посуды представлена оттисками шнура и гребенчатого штампа. Керамика неволинской археологической культуры отличается резным орнаментом. К ломоватовской и неволинской археологическим культурам принадлежит большое число кладов, содержащих металлическую посуду и монеты иранского, византийского и среднеазиатского происхождения, что свидетельствует об оживленных связях с отдаленными территориями. Уровень духовной культуры древних жителей Приуралья иллюстрирует расцвет бронзовой металлической пластики (Пермский звериный стиль). Религиозно-мифологические представления реконструируются на основании анализа погребальной традиции. Погребальные памятники этой культуры делятся на курганные и бескурганные могильники. Для могильников характерно трупоположение, трупосожжение в ямах и на древней поверхности. При раскопках могильников фиксируются признаки сложных обрядовых погребальных традиций, в том числе ритуальной трапезы, поминальных костров и т. д. На основе ломоватовской археологической культуры складывается родановская археологическая культура – непосредственно предшествующая культуре коми-пермяцкого народа. В X в. неволинская культура исчезает, вероятно, в результате появления кочевников-протобашкир. Вероятно, часть неволинцев мигрировала в Верхнее Прикамье и слилась с родственными племенами ломоватовцев, часть переселилась в Нижнее Прикамье и вошла в состав Волжской Булгарии.

 



  • На главную